Совместный проект Фонда по борьбе с лейкемией и компании Janssen
Рак крови...
Звучит как приговор, верно? Страшный, необратимый, безнадежный, борьба с которым истощает и лишает сил. Так и было. Но современные методики лечения помогают не только выйти в ремиссию, но и сохранить на пути к ней качество жизни.
Таргетная терапия в отличие от стандартной химиотерапии гораздо менее токсична для организма: она воздействует на конкретную мишень, а не на весь организм. Уже сейчас с помощью таргетных лекарственных препаратов удается добиться выздоровления в 60-70% случаев злокачественных заболеваний крови.
ТЕРРИТОРИЯ НАДЕЖДЫ
Герои проекта «Территория надежды» — люди с онкогематологическими заболеваниями, которые не просто борются за жизнь, а живут, радуются и мечтают
Наталья Еремейчук
множественная миелома
Диагноз множественная миелома Наталье поставили в 2019 году, поздней осенью, случайно — она обратилась к врачу с острой болью в ребре, а в итоге получила направление в НИИ Гематологии. «Оказалась в нужное время в нужном месте».
Прошла семь курсов химиотерапии, две трансплантации костного мозга. Через 100 дней после второй трансплантации врачи объявили
полную ремиссию
Евгений Поздеев
хронический лимфолейкоз
Первый диагноз — неходжкинская лимфома — поставили в 2013 году. По началу Евгений игнорировал симптомы — увеличение лимфоузлов в подмышках, но когда лимфоузлы стали расти по всему телу, обратился к врачу. В 2014 году 6 курсов химиотерапии, достигли ремиссии. Но, к сожалению, через 3 года лимфоузлы стали увеличиваться снова. После биопсии поставили другой диагноз — хронический лимфолейкоз.
В 2018 Евгению сделали пересадку костного мозга.
Сейчас в ремиссии
Галина Кашпурина
множественная миелома
Галина врач, заведующая отделением новорожденных. Медицинское образование позволило ей быстро понять, что у нее онкология. Точный диагноз поставили полтора года назад.
Во время химиотерапии заболела Ковидом и попала в реанимацию. “Вдруг я стала прям инвалидом-инвалидом”. Но выздоровела. Прошла две процедуры пересадки костного мозга. И сейчас вернулась к работе.
В декабре 2019 Елена пошла гулять с собакой, поскользнулась и после этого сильно заболела спина. Никакое лечение не помогало и врачи отправили её на обследование, так и поставили диагноз множественная миелома. Ей потребовалось 2 года лечения, чтобы прийти к полной ремиссии.
множественная миелома
Елена Щелчкова
Мария Роганова
множественная миелома
Мария узнала что больна в 2017 году, тогда в течении трех месяцев она дважды оказалась в больнице с подозрением на мочекаменную болезнь. Когда лечение не помогло, Мария — бывшая медсестра, поняла, что с ней что-то серьезное. Быстро сдала все анализы, которые показали множественную миелому.
Сделала пересадку костного мозга и сейчас в ремиссии. Выучилась на равного консультанта в фонде борьбы с лейкемией. Ведет группу множественной миеломы ВКонтакте.
Алёна Савюк
хронический лимфолейкоз
Где-то год назад стала подозревать, что что-то не так. После трех консультаций с разными врачами, в том числе немецкими, узнала, что у нее хронический лимфолейкоз. Диагноз поставили на очень ранней стадии, так как Алёна постоянно делает чекапы.
Сейчас находится в ремиссии, точнее в условной ремиссии, так как стадия заболевания ранняя, лечение пока не назначают, а только наблюдают.
Олег Диденко
множественная миелома и лимфома
У Олега редкий случай, две несовместимые болезни — и множественная миелома и лимфома. Такое встречается раз на 100 000 человек.
Диагноз Олегу поставили 2015. Полтора года он провел в больнице, борясь с болезнью. И в 2016 ему поставили частичную ремиссию, которая продолжается до сих пор.
Мария Лисова
хронический лейкоз
Мария лечится от хронического лейкоза вот уже 2 года. Всю жизнь проработала лаборантом очистных сооружений. Работа с кислотой, щелочью — возможно и это привело к болезни. Сейчас на пенсии. Вяжет, занимается огородом, внуками и не унывает. Мечтает съездить в Израиль, на Святую землю.
Ольга Маркова
лейкоз
Диагноз поставили в 2013 году, сразу после рождения дочери. С тех пор прошла 12 курсов химиотерапии. Шесть лет благополучно принимала препарат ибрутиниб. Но в начале 2021 случился рецидив и пришлось решиться на пересадку костного мозга.
Совместный проект Фонда по борьбе с лейкемией и компании Janssen
Рак крови...
Звучит как приговор, верно? Страшный, необратимый, безнадежный, борьба с которым истощает и лишает сил. Так и было. Но современные методики лечения помогают не только выйти в ремиссию, но и сохранить на пути к ней качество жизни.
Таргетная терапия в отличие от стандартной химиотерапии гораздо менее токсична для организма: она воздействует на конкретную мишень, а не на весь организм. Уже сейчас с помощью таргетных лекарственных препаратов удается добиться выздоровления в 60-70% случаев злокачественных заболеваний крови.
ТЕРРИТОРИЯ НАДЕЖДЫ
Герои проекта «Территория надежды» — люди с онкогематологическими заболеваниями, которые не просто борются за жизнь, а живут, радуются и мечтают
Наталья Еремейчук
множественная миелома
Диагноз множественная миелома Наталье поставили в 2019 году, поздней осенью, случайно — она обратилась к врачу с острой болью в ребре, а в итоге получила направление в НИИ Гематологии. «Оказалась в нужное время в нужном месте».
Прошла семь курсов химиотерапии, две трансплантации костного мозга. Через 100 дней после второй трансплантации врачи объявили полную ремиссию
Евгений Поздеев
хронический лимфолейкоз
Первый диагноз — неходжкинская лимфома — поставили в 2013 году. По началу Евгений игнорировал симптомы — увеличение лимфоузлов в подмышках, но когда лимфоузлы стали расти по всему телу, обратился к врачу. В 2014 году 6 курсов химиотерапии, достигли ремиссии. Но, к сожалению, через 3 года лимфоузлы стали увеличиваться снова. После биопсии поставили другой диагноз — хронический лимфолейкоз. В 2018 Евгению сделали пересадку костного мозга.
Сейчас в ремиссии
Галина Кашпурина
множественная миелома
Галина врач, заведующая отделением новорожденных. Медицинское образование позволило ей быстро понять, что у нее онкология. Точный диагноз поставили полтора года назад.
Во время химиотерапии заболела Ковидом и попала в реанимацию. «Вдруг я стала прям инвалидом-инвалидом». Но выздоровела. Прошла две процедуры пересадки костного мозга. И сейчас вернулась к работе.
В декабре 2019 Елена пошла гулять с собакой, поскользнулась и после этого сильно заболела спина. Никакое лечение не помогало и врачи отправили ее на обследование, так и поставили диагноз множественная миелома. Ей потребовалось 2 года лечения, чтобы прийти к полной ремиссии.
множественная миелома
Елена Щелчкова
Мария Роганова
множественная миелома
Мария узнала что больна в 2017 году, тогда в течении трёх месяцев она дважды оказалась в больнице с подозрением на мочекаменную болезнь. Когда лечение не помогло, Мария — бывшая медсестра, поняла, что с ней что-то серьезное. Быстро сдала все анализы, которые показали множественную миелому.
Сделала пересадку костного мозга и сейчас в ремиссии. Выучилась на равного консультанта в фонде борьбы с лейкемией. Ведет группу множественной миеломы ВКонтакте.
Алёна Савюк
хронический лимфолейкоз
Где-то год назад стала подозревать, что что-то не так. После трех консультаций с разными врачами, в том числе немецкими, узнала, что у нее хронический лимфолейкоз. Диагноз поставили на очень ранней стадии, так как Алёна постоянно делает чекапы.
Сейчас находится в ремиссии, точнее в условной ремиссии, так как стадия заболевания ранняя, лечение пока не назначают, а только наблюдают.
Олег Диденко
множественная миелома и лимфома
У Олега редкий случай, две несовместимые болезни — и множественная миелома и лимфома. Такое встречается раз на 100 000 человек.
Диагноз Олегу поставили 2015. Полтора года он провел в больнице, борясь с болезнью. И в 2016 ему поставили частичную ремиссию, которая продолжается до сих пор.
Мария Лисова
хронический лейкоз
Мария лечится от хронического лейкоза вот уже 2 года. Всю жизнь проработала лаборантом очистных сооружений. Работа с кислотой, щелочью — возможно и это привело к болезни. Сейчас на пенсии. Вяжет, занимается огородом, внуками и не унывает. Мечтает съездить в Израиль, на Святую землю.
Ольга Маркова
лейкоз
Диагноз поставили в 2013 году, сразу после рождения дочери. С тех пор прошла 12 курсов химиотерапии. Шесть лет благополучно принимала препарат ибрутиниб. Но в начале 2021 случился рецидив и пришлось решиться на пересадку костного мозга.