Когда узнаешь о диагнозе, то первый же вопрос: «За что?» А потом эти вопросы трансформируются и приходит понимание очень простых вещей, что жить надо здесь и сейчас.
Елена, 55 лет,
множественная миелома.
Сейчас в ремиссии
Елене 55 лет, живет в Москве, работает административным директором в большой немецкой компании. Замужем, мать двух взрослых дочерей и бабушка маленькой внучки. Есть рыженький кот-найдёныш и золотистый ретривер. Собственно, благодаря собаке и узнала о своем диагнозе.

«В декабре было скользко, пошли с собакой гулять, а он большой — весит 36 кг — дернул меня за поводок, я поскользнулась, упала и у меня начала болеть спина. Как бы я ни пыталась лечить спину, ничего не помогало. Обследовалась и узнала, что у меня множественная миелома. Это было в конце 2019 года»
С того момента прошла курс химиотерапии, лучевой терапии, пересадку костного мозга и сейчас в ремиссии на поддерживающей терапии. Несмотря на болезнь, работать не прекращала. Как пошла на поправку, подала еще заявку и стала равным консультантом — оказывает эмоциональную и психологическую поддержку людям, которые впервые столкнулись с таким страшным диагнозом.

«Я не знала, что это такое, но в душе я чувствовала, что надо. Я, вообще не раздумывая, подала заявку, её приняли».
"
Меня зовут Елена, мне 55 лет, я работаю в Москве административным директором. Во время болезни я не прекращала работать, потому что у меня очень понимающий работодатель. Ну, и сейчас, в общем, всё продолжается в прежнем режиме. Правда, после болезни я переехала жить загород.
Мне всегда хотелось, чтобы у нас был дом за городом, где мы могли бы собираться всей семьёй. Так получилось, что, когда дом был построен, я заболела. Всё совпало с переездом: болезнь, лечение, удалённая работа. Сейчас я уже не хочу в Москву. Жизнь здесь это тоже своего рода терапия для меня.
Что ещё сказать о себе… Я замужем, у меня 2 взрослые дочери, одной 31 год, другой 29, есть внучка, ей скоро 2 годика. Ещё у нас золотистый ретривер по кличке Вустер и рыженький кот-найдёныш. Есть родители, но они отдельно живут.
На месте не сижу, этой весной собираюсь в Питер, обязательно хочу сходить в Русский Музей и ещё на Пискаревское кладбище, где у меня прадед лежит. А летом думаю поехать на машине в Михайловское, Тригорское. Вот такие ближайшие планы.
Однажды прочитала, что Фонд борьбы с лейкемией набирает равных консультантов. Я не знала, что это такое, но в душе чувствовала, что это мне нужно и подала заявку, её приняли.
Раньше я бы очень сильно колебалась. А сейчас у меня нет никакого волнения, я понимаю, что нужно торопиться помогать людям.
Знаете, я вам так скажу, если за всё время своего консультирования я помогу хотя бы одному человеку, я буду счастлива.
У нас вообще люди с онко-диагнозами становятся зачастую изгоями. Моя единственная мечта сейчас — изменить эту ситуацию!
Мой муж- мой самый близкий человек. Он поддерживал меня, мешал и помогал. Нет ничего идеального, это обычная история, когда люди истерят, рыдают и нервничают.
Здесь очень важно, что я начала работать с психологом и качественная серьёзная терапия перешла на семью.
Мне кажется, что какие-то глобальные мечты, смыслы жизни, некая панацея- всё это пустое. Ведь ничего сложного нет. И не нужно людям, которые заболели, ждать волшебного просветления, наоборот нужно каждый день жить и стараться быть счастливыми!
Раньше меня всегда удивляла моя бабушка, которая пережила блокаду. Она была очень позитивная! Радовалась, знаете, всяким мелочам. И вдруг я осознала, что они пережили ТАКОЕ (целую войну, блокаду!) и остались живы, после чего были счастливы, потому что могли сравнивать. И в сравнении было счастье. Вот такой интересный момент. Наверное, пока всё!