Ещё до болезни я пришла к осознанности, пониманию, что хочу делать в жизни и болезнь лишь подтвердила, какой, на самом деле я счастливый человек. Разве что теперь надо чуть-чуть ускориться, чтобы успеть сделать как можно больше.
Алёна,
хронический лимфолейкоз
Диагноз только поставлен
Алёна, экстраверт, который постоянно познает что-то новое. Поэтому у нее много разных дел и профессий. Закончила философский факультет МГУ. После этого получила второе высшее — психологическое. Окончила ординатуру 2 медицинского университета клинической психологии и психотерапии и 5 лет проработала клиническим психологом в 20 городской клинической больнице — с суицидальными пациентами.
«Это было трудно, я не смогла не переносить душевные переживания с работы в семью, поэтому я ушла в бизнес-психологию».
Преподавала психологию при академии наук. Потом работала бизнес-тренером в американской тренинговой компании CBSD. А когда грянул кризис, решила, что это прекрасный момент сделать то, что всегда хотела, но не успевала и поступила на высшие курсы сценаристов-режиссёров, в мастерскую Добровольского-Герасимова. Теперь Алёна режиссёр неигрового кино.
Где-то около год назад Алёна стала подозревать, что что-то не так, и со временем получила три мнения, в том числе немецких врачей, и узнала, что у неё хронический лимфолейкоз. Можно сказать, что ей повезло узнать диагноз на ранней стадии, но на самом деле, все благодаря постоянным чекапам. «Я сейчас на той стадии — Бинет, А — и пока нахожусь в условной ремиссии, когда ещё болезнь никак никаким образом не лечится, а только наблюдается. Так что не могу сказать, что болезнь на меня как-то повлияла. Единственное ограничение на данный момент — мне нельзя бывать на солнце, которое я очень люблю».

Несмотря на это, Алёна уже учится на равного консультанта. «Я просто поняла, что могу помочь людям. Если чего-то хочешь, время всегда находится для этого».
"
Меня зовут Алёна, я занимаюсь очень многими вещами, поэтому у меня уйма дел и разных профессий.
2 высших образования, работа клиническим психологом, преподавателем, бизнес-тренером, а с недавних пор я — дипломированный режиссёр документального кино. Думаю, мой пример доказывает, что смелость мечтать — она вообще не имеет границ.
Однажды, я пошла на урок йоги, а его отменили. Мне предложили вернуть деньги, но я сказала: «Нет! Давайте заменяйте мне йогу чем-нибудь другим!» Мне говорят: «А вот у нас сейчас, как раз урок живописи будет проходить», так я впервые в жизни попала на занятия по восточной живописи. И всё, сказала я себе, если мне это нравится, то почему бы нет?
С тех пор, я серьёзно увлеклась живописью, специально обучалась в Китае и Японии. Когда у меня накопилось просто огромное количество работ, я стала дарить их всем кто был рядом — друзьям, знакомым, родственникам, но картин всё равно было ещё много. Тут я задалась вопросом, кого же ещё можно осчастливить?
Оказалось — есть где развернуться! Сначала мы повесили картины в коридорах детского отделения психиатрической больницы, потом в палатах кризисного центра, а потом я познакомилась с директором фонда «Старость в радость» и теперь у меня есть одна большая приятная «головная боль». Мы ездим по всей России и украшаем живописью дома престарелых.
Примерно год назад я стала подозревать — со мной что-то не так, и вскоре это подтвердилось, у меня обнаружился хронический лимфолейкоз. Эта болезнь медленно развивающаяся, большей частью связана с пожилым возрастом, но есть и ранние случаи, как у меня. Сейчас я нахожусь в ремиссии, когда заболевание ещё никаким образом не лечится, а только наблюдается.
У меня есть мечта, чтобы в каждом регионе нашлись художники, которые могут подарить свои работы, нашлись волонтёры, которые могут привести эти работы в каждый дом, хоть их тысячи и тысячи у нас в стране, этих интернатов для пожилых одиноких людей и инвалидов. Хочется сделать каждого из них хоть немножко счастливее!
Собственно, проект называется «Душа с душою говорит». Название передаёт суть — каждый может выбрать себе картину по душе. А ещё в рамках проекта я провожу благотворительные мастер-классы и езжу к деткам-сиротам, с которыми тоже рисую.
Не дай бог кому-то пережить момент, когда ты действительно понимаешь, что умрёшь. Это всё, это мир «до» и «после»… Но именно из-за этого я и пошла в равные консультанты Фонда борьбы с лейкемией, ведь равное консультирование учит  — раз я это прожила, значит могу говорить об этом, могу поделиться этим сложным опытом с теми, кто ещё не готов принять всё как есть.